Новости
10 января 2018, 11:57

История Волжского: Легенда в телогрейке

Автор Елена Томская

27 декабря нашему земляку, первостроителю, бригадиру комплексной бригады, передовику производства, заслуженному строителю РФ Николаю Лукьяновичу Кухаренко исполнилось бы 90 лет. Воспоминаниями о нём поделились люди, которые хорошо его знали.

Алексей Пронин: «Без него я бы не вышел в люди».

«Считалось, что попасть в бригаду Кухаренко сложнее, чем в институт поступить. Мне повезло.

Это было в 1973 году. Отслужив в армии,я вернулся домой, пошёл в отдел кадров — устраиваться на работу. И меня направили к Кухаренко (тогда его бригада занималась строительно-монтажными работами на производственном комплексе «Спандекс»). Сам Николай Лукьянович в тот момент был в отпуске, так что первые две недели я только и слышал от рабочих: «Смотри, парень, старайся! Вот придёт бригадир, проверит, как ты работаешь!» Я и старался. С непривычки выматывался так, что после смены ни на танцы, ни к друзьям не ходил — сил не было.

И вот однажды утром прихожу на площадку и вижу: ходит по моему участку какой-то человек в чёрной рубашке. «Эй, гражданин, что вы делаете?» - интересуюсь. «Смотрю», - отвечает. «Ну, смотри, только не трогай ничего!»

Иду в наш строительный вагончик, он за мной следом. И вижу: вся наша бригада, 27 человек, разом, как по команде, поднялась со своих мест: «Бригадир пришёл!» Я так и ахнул: «Пропал ты, Алёша! Самому Кухаенко нагрубил». А Николай Лукьянович посмотрел на меня: «Новенький? Хорошо. Сработаемся!»

...Рабочие его уважали — за то, что был справедливым, не боялся говорить правду в лицо, невзирая на чины и звания. За то, что много внимания уделял воспитанию молодёжи. Передовик производства, он мог взять шефство над самой лучшей школой в городе — а он стал опекать школу на Зелёном, которая «славилась» как самая отсталая и хулиганская. Часто проводил классные часы у старшеклассников, и на Солдатское поле с ними ездил, и в театр водил. И о стройке рассказывал — и обязательно возил на наши объекты, чтобы посмотрели, как мы работаем. Многим дал путёвку в жизнь: ребята, закончив учёбу, выбирали строительные специальности, кто-то из них (например, Володя Гладких) потом к нам в бригаду устраивался. Молодёжь совмещала работу и учёбу в техникуме или вузе (другие бригадиры студентов-заочников не особо жаловали, им ведь полагалось отпуск давать на время сессии, а Кухаренко считал, что важно получить образование). Работать и учиться было непросто, и Володя Гладких однажды сорвался: стал прогуливать занятия в институте. Я рассказал об этом Николаю Лукьяновичу. Уж не знаю, какую работу он провёл с Володей, но тот пришёл на участок мрачнее тучи, разговаривать со мной не стал, только кулаком погрозил. Ничего, помирились. А Володя образование получил, трудился на стройке и на пенсию ушёл с должности главного инженера «Волгоградгидростроя».

Может, помните, в семидесятые годы было такое движение: в рабочие бригады зачисляли павших смертью храбрых на фронтах Великой Отечественной, выполняли за них норму, а зарплату перечисляли, например, в Комитет защиты мира. Кухаренко был первым, кто включил в состав бригады не погибшего, а живого — участника Великой Отечественной, героя Советского Союза Василия Григорьевича Миловатского. Знали бы вы, какое давление ему пришлось выдержать! И в горком партии Лукьяныча вызывали, и до Москвы дело дошло. «Не положено!» - говорят. А Кухаренко в ответ: «Почему не положено? Миловатский — гордость нашего города, мы его имя не посрамим своим трудом!» И отстоял! Зачислили Василия Григорьевича в члены нашей бригады.

Наверное, все слышали о том, как Кухаренко на первомайскую демонстрацию пришёл в старой телогреечке. В своё время об этом много говорили: «Зазнался, мол, Лукьяныч, уже и с начальством не считается, оделся затрапезно!» А дело было совсем в другом.

Незадолго до этого в горисполкоме проходило какое-то совещание. Кухаренко в тот день неважно себя чувствовал, решил уйти домой. Спускается в гардероб — а пальто не выдают: «Не велено никого выпускать, пока совещание не закончится!» Он развернулся и пошёл домой — как был, в костюме. На другой день позвонили ему из горисполкома: «Николай Лукьяныч, тут твоё пальто висит, забирай!» Но он уже закусил удила: «Нет уж, сами возвращайте!» Домой ему верхнюю одежду, конечно, не принесли, так что на демонстрацию ему просто не в чем было идти, вот и надел телогрейку. И на трибуне в ней стоял рядом с первым секретарём горкома партии Юрием Пономарёвым.

Сейчас вспоминаю, как мы работали, и понимаю: у Кухаренко действительно была уникальная бригада. Он вроде бы и трудиться никого не заставлял, не стоял над душой, а у нас работа в руках кипела. Мы и норму выполняли, и в обеденный перерыв успевали в волейбол поиграть, и праздники вместе отмечали. При этом ни нарушителей дисциплины, ни пьянства в бригаде не было вообще — не терпел этого Лукьяныч.

После говорили злые языки: «Крутой человек был Кухаренко, боялись его в бригаде». Нет, не боялись — уважали и ценили. А я Николаю Лукьяновичу благодарен — без него я бы не вышел в люди».

Олег Будков: «Я считал его своим учителем».

Познакомились мы в 1962 году на строительстве Шинного завода. Я работал прорабом, он — бригадиром. Когда я узнал его ближе, удивился, насколько это яркая интересная, хотя и противоречивая личность. Я считаю его своим учителем: его высказывания, поступки — всё это оказывало на меня влияние.

У Николая Лукьяновича было замечательное хобби — строить человеческие судьбы. Многие рабочие из его бригады — именно с «благословения» Кухаренко - получили высшее образование. Алёша Пронин дорос до начальника участка, Коля Палатов стал главным инженером «Госхимпроекта». Моя судьба могла сложиться иначе, если бы не заявление, которое сделал на парткоме Кухаренко, когда стоял вопрос о моём пребывании в партии: «Под дулом пистолета не откажусь от своего мнения о порядочности этого человека!» Именно его голос стал решающим.

А потом в беду попал и сам Кухаренко. Знаете историю с фельетоном?

Приехал на стройку собкор «Известий», расспрашивал, нет ли каких сенсаций — и ему рассказали о том, что трое строителей, в том числе известный бригадир, передовик производства Николай Кухаренко, отказались от государственных наград. И 11 января 1963 года в «Известиях» вышел фельетон под броским заголовком: «Они отказались от наград». «Вы хороший бригадир, Николай Лукьянович, - писал журналист, - вас привыкли уважать, теперь вы зазнались, с вами перестанут здороваться товарищи».

...Строили мы тогда шинный завод. Помню бесснежную зиму, колючий ветер, трепавший чуб Кухаренко, стоявшего на пороге бригадного вагончика — на холоде - без пальто. Он только что прочитал газету, которую принёс Коля Палатов. Тяжёлое молчание висело в крошечной комнатке. Вернувшись со смены, я сел писать письмо в ЦК КПСС. Утром его подписали все члены бригады — отказавшихся не было. Письмо ушло «наверх», а через несколько дней в газетах стали появляться отклики на фельетон: «отказников» стыдили, призывали к ответу.

Знали бы авторы этих откликов подоплёку истории... Пострадал Кухаренко за правду: выступил с критикой на партийно-хозяйственном активе, где решался вопрос распределения квартир. Сказал, что многие строители до сих пор ютятся в палатках, в то время как у некоторых начальников на двоих с женой две комнаты, а в третьей кобеля держат. Узнал себя в этом портрете один из начальников, ведавший кадрами, пообещал: «Припомню я тебе этого кобеля!» И припомнил: вместо полагавшегося бригадиру звания Героя соцтруда представил Кухаренко на медаль «За трудовую доблесть», а позже «забыл» пригласить его во Дворец культуры на церемонию вручения. А журналист информацию не проверил...

Трудно пришлось Кухаренко: его вывели из членов парткома, газеты перестали упоминать его фамилию, особо ретивые активисты предлагали начальству сменить бригадира... Николай Лукьянович, по его словам, попал в вакуум. Но выдюжил, не сломался. Время всё расставило по местам. За производственные успехи на строительстве уникального промышленного комплекса Волжского химкомбината многие члены бригады Кухаренко получили награды, а сам он был удостоен званий «заслуженный строитель РФ» и «Герой Социалистического труда». А мне бригадир вручил книгу с дарственной надписью: «Вы тот стержень, что удержал от падения опору моей жизни».

...Известный скульптор Пётр Лукич Малков создал скульптурный портрет Николая Кухаренко. Портрет необычный: фигура рабочего словно вырастает из бетона. И чувствуется, камень не может сдержать мощь его натуры, ещё мгновение — и Кухаренко двинется дальше, чтобы строить город, ставший его судьбой.

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg