Новости
14 февраля 2018, 04:00

Откуда у парня испанская грусть?

Автор Алексей Астахов размер шрифта уменьшить размер шрифта увеличить размер шрифта Печать Эл. почта Добавить комментарий

На днях в центральной городской библиотеке собрались любители книг, чтобы обсудить новый роман популярного испанского писателя Артуро Переса-Реверте «Терпеливый снайпер». Российским любителям литературы он известен, в первую очередь, как автор приключенческих произведений на историческую тематику (цикл о приключениях капитана Алатристе).

Герой новой книги — любитель граффити, таинственный райтер по прозвищу Снайпер, который выходит на ночную охоту и портит стены домов, протестуя таким образом против продажности искусства. Снайпера ищет полиция, в итоге выясняется, что рисует на стенах вовсе не подросток, а зрелый мужчина. Что же заставило его рисковать жизнью, зачем он вовлекает окружающих в свои опасные авантюры, кому бросает вызов?

Ответ на эти вопросы ищут читатели вместе с автором. Волжан книга «зацепила» не только из-за детективного сюжета и мрачноватой испанской атмосферы, но и потому, что сама тема «ночных райтеров» актуальна для нашего города. Так всё-таки, что такое граффити: хулиганство это или искусство? И, если это всё же хулиганство, как сделать так, чтобы стены домов оставались чистыми?

Илья Селезнёв (ВолГУ):

-Граффити возникло в рамках молодёжной контр-культуры в 60-е годы прошлого века, как протест против существующих порядков и желание выразить своё отношение к действительности. Для райтеров важно привлечь внимание к своему «творчеству», потому они не будут им заниматься где-нибудь на окраине — только центр, только самые знаковые места мегаполиса. В ходе дискуссии я предложил разграничить граффити-искусство и граффити-вандализм. Предложил для этого следующие параметры: если художник в «настенном творчестве» соблюдает некие художественные каноны, создаёт художественный образ — это искусство. Если нет — вандализм. Наглядный пример граффити как искусства волжане могут увидеть на фасаде ВДТ. Яркий пример вандализма — на фасадах домов на проспекте Ленина, где неизвестные «художники» просто испачкали и исчертили стены. И если граффити-искусство следует поощрять и поддерживать, то с вандализмом следует бороться. Как? Хотя бы путём закрашивания каракуль на стенах. А для глобального решения проблемы следует подключиться всем: городским властям, правоохранительным органам, общественности.

Светлана Ивановна Лавренкова (пенсионерка):

-Не так давно я услышала песню Алексея Воробьёва, в которой есть такие строчки: «На стене в твоём подъезде я пишу тебе письмо». Понимаете? Если подобные хулиганские действия воспевают популярные исполнители, чего же мы ждём от подростков? Разрисовывая каракулями стены в подъезде, они считают, что ничего особенного не делают, они не думают о том, что окружающим неприятно смотреть на эту «заборную порнографию». Да, именно так, и никакое это не искусство! Как бороться с этими «горе-художниками»? Боюсь, никак: не помогут ни уговоры, ни наказание. Это в Европе проводятся конкурсы среди мастеров граффити, в них участвуют художники, превращающие улицы городов в удивительный яркий мир. А в Волжском почему-то желание самовыражения выливается в «заборную порнографию».

Нина Ребро (сотрудник библиотеки)

-«Улицы – это и есть искусство. Искусство только для того и существует, чтобы пробуждать чувства, будоражить ум, бросать вызов. Если я художник и при этом нахожусь на улице, все, что бы я ни делал, станет искусством. Искусство – это действие, а не его результат», - вот что говорит о граффити герой книги. Кстати, он-то не просто пачкал стены, а был большим художником. А вот какую цель он ставил перед собой, совершая ночные вылазки, читатель узнает лишь в финале повести. Нужно отметить, он весьма неоднозначен.

Если задуматься, то граффити — не лучший способ самовыражения. Каракули на стене или надпись «Катюша, я тебя люблю!» продиктованы желанием «выпятить» себя, а не рассказать о том, что по-настоящему волнует. Кстати, сами граффитисты шутят, что первым советским райтером был Остап Бендер, оставивший в горах надпись: «Киса и Ося здесь были». И в самом деле у Остапа и многих волжских райтеров есть нечто общее: для них важен именно «вкус опасности». А к искусству все эти надписи не имеют никакого отношения. Лишь тогда из хулиганства и модного увлечения подростков вырастет что-то большее, если «настенная живопись» будет наполнена высоким смыслом.

comments powered by HyperComments
Интересное









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg